номер исд в договоре газпром

admin

Сообщения для клиентов Банка

Информируем Вас о том, что с 10 февраля 2020 года «Газпромбанк» (Акционерное общество) (далее – Банк) в целях оптимизации процедуры оформления соглашения между Банком и Клиентом о приеме к исполнению распоряжений клиента о списании денежных средств с банковского счета, подписанных в порядке, определенном Клиентом, вводятся в действие новые формы следующих документов:

— Оферта на заключение соглашения между Банком ГПБ (АО) и Клиентом – юридическим лицом/ индивидуальным предпринимателем/ физическим лицом, занимающимся в установленном законодательством Российской Федерации порядке частной практикой, о поручении Банку ГПБ (АО) принимать к исполнению документы, содержащие распоряжения Клиента, подписанные в порядке, определенном Клиентом.

— Акцепт оферты Банка ГПБ (АО) на заключение соглашения между Банком ГПБ (АО) и Клиентом – юридическим лицом/ индивидуальным предпринимателем/ физическим лицом, занимающимся в установленном законодательством Российской Федерации порядке частной практикой, о поручении Банку ГПБ (АО) принимать к исполнению документы, содержащие распоряжения Клиента, подписанные в порядке, определенном Клиентом.

Согласно вышеуказанным формам документов допускается распоряжение денежными средствами на банковском счете при представлении Клиентом в Банк карточки с образцами подписей и оттиска печати, а также без ее представления (распоряжения оформляются и направляются Клиентом в Банк только в электронном виде с использованием системы электронного документооборота).

Кроме того, допускается распоряжение денежными средствами на банковском счете одновременно лицами, включенными в карточку с образцами подписей и оттиска печати, а также в электронном виде лицами, не включенными в карточку с образцами подписей и оттиска печати.

Источник

Финансовый контроль

Как банковское сопровождение контрактов позволяет оптимизировать затраты

Банковское сопровождение контрактов — относительно новый сервис на российском рынке. Он зародился в сфере госзакупок, но стремительно захватывает и частный сектор. Экономический кризис может ускорить этот процесс: бизнесу придется уделять все большее внимание оптимизации затрат и управлению расходами.

KMO 175779 00029 1 t218 171639 KMO 175779 00029 1 t218 171639

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ / купить фото

Подача сверху

Рынок банковского сопровождения контрактов начал активно развиваться в России с 2014 года — именно тогда вышло постановление правительства России №963, предусматривающее обязательное наличие банковского сопровождения для определенных контрактов, заключаемых в рамках государственных закупок.

Постановление предусматривало два вида сопровождения: «простое» — бесплатный мониторинг отдельного специального счета исполнителя по контракту с предоставлением заказчику сведений о движении средств, а также об имеющемся остатке денежных средств, и «расширенное» — банковская экспертиза платежных документов и другие банковские услуги, позволяющие проверить соответствие операций исполнителя условиям контракта. Постановление довольно жестко регламентировало, в каких случаях должны применяться эти виды банковского сопровождения, а также содержание соответствующих процедур. По большому счету в основном речь шла о крупных контрактах в сфере капитального строительства и иных договорах жизненного цикла. Объемы сделок, начиная с которых банковское сопровождение становилось обязательным, устанавливались правительством для каждого из уровней бюджетной системы централизованно, но региональные и муниципальные власти могли уменьшать их на свое усмотрение.

Идея правительства была понятна: ужесточить контроль за расходованием бюджетных средств, причем сделать это наиболее эффективным способом — не чисто административным, а рыночным методом, с привлечением коммерческих банков, не создавая при этом дополнительной нагрузки на бюджет.

За прошедшие годы рынок привык к такой системе, более того, стала видна ее эффективность. Как результат — не только бюджетные организации и органы власти, но и коммерческие структуры стали интересоваться банковским сопровождением контрактов как средством оптимизации своей деятельности. Причем в силу отсутствия столь жесткой, как в случае с госзакупками, законодательной регламентации и, соответственно, большей гибкости и адаптивности механизма — средством даже более эффективным, чем в случае решения задач бюджетного контроля.

В результате на сегодняшний день в России сложился и стремительно растет рынок банковского сопровождения сделок коммерческих предприятий, который имеет как общие черты с рынком сопровождения госзакупок, так и существенные отличия от него. Кому же нужен и как устроен данный финансовый сервис?

Частная инициатива

Как и для государства, для бизнеса основная цель банковского сопровождения контракта — обеспечить контроль над расходованием средств, исключить их нецелевое использование, способствовать корректному формированию финансовой отчетности. Но еще данная услуга позволяет, например, разобраться в процессе ценообразования, скорректировать линейку поставщиков, оптимизировать финансовую структуру сделки — в частности, оптимизировать объемы авансовых платежей. Соответственно, расширяется и область применения данного механизма.

KMO 120929 02147 1 t218 153235

Начальник Департамента банковского сопровождения контрактов Газпромбанка Олег Мельников о банковском сопровождении

Разумеется, на первом плане остаются контракты, связанные с капитальным строительством, и контракты «жизненного цикла». Причем в случае со стройкой банковское сопровождение становится инструментом не только заказчика, но и генподрядчика — особенно в случаях, когда на него ложится большой объем работ, требующих привлечения субподрядчиков, а также вся ответственность за результат их работы. Среди контрактов «жизненного цикла» особенно популярны программы закупки материально-технических ресурсов и техобслуживания в течение года, плановые капитальные ремонты. Активно применяется данный механизм и при реализации концессионных проектов.

Но этим дело не ограничивается. Банковское сопровождение оказывается востребованным не только при строительстве или регулярных контрактах с понятным циклом, но и в целом в сделках, когда заказчик имеет дело с исполнителем, а тот является частью производственной цепочки, привлекает субподрядчиков, особенно в случаях, когда работы по контракту авансируются. Еще один существенный мотив — когда заказчик хочет детально разобраться в ценообразовании и структуре кооперации по контракту.

При этом при принятии решения о необходимости банковского сопровождения резко снижается значение такого фактора, как стоимость контракта. В отличие от рынка госзаказа, механизм активно применяется как для многомиллиардных сделок, так и для сделок на суммы от нескольких миллионов рублей. Связано это с двумя причинами.

Читайте также:  мтс проверить обращение по номеру

Во-первых, если государство устанавливает требования об обязательном банковском сопровождении исходя из типичного размера ключевых трат бюджетов разных уровней, то для частного бизнеса подобных универсальных решений нет. И каждая компания в силу своих индивидуальных особенностей решает, какой контракт является для нее в данном плане ключевым — на основе как его стоимости, так и из иных соображений. Во-вторых, многие компании начинают с некрупных проектов, чтобы опробовать механизм, возможно, понять его масштабируемость. В случае крупных холдингов подобный опыт зачастую перерастает в масштабные программы, распространяемые на многие дочерние предприятия, де-факто — некоторые корпоративные стандарты, аналогичные тем, которые вводит государство для бюджетных процессов.

Особый режим

Суть услуги банковского сопровождения контракта состоит в следующем. В рамках контракта подрядчик или поставщик услуг открывает в банке специальный счет для проведения операций, связанных с исполнением контракта, и все расчеты между заказчиком и поставщиком осуществляются с помощью этого отдельного счета. У данного счета есть определенный режим, который устанавливается заказчиком и позволяет банку обеспечивать контроль за соблюдением условий контракта и формированием отчетности по его исполнению. И каждая операция по такому счету подлежит контролю со стороны банка на предмет того, целевой ли это платеж, соответствует ли он тем критериям, которые заданы заказчиком.

При этом у основного подрядчика или поставщика тоже есть свои контрагенты и субподрядчики, у тех — свои и так далее, вплоть до непосредственного производителя работ или непосредственного производителя оборудования. Все эти компании в рамках взятого на сопровождение контракта также открывают в банке специальные счета, которые подлежат контролю.

Таким образом, возникает некий «периметр контракта», и весь поток денежных средств, который выделяется на его реализацию, фактически обособляется от прочей хозяйственной деятельности участвующих в проекте компаний и не позволяет им «работать в котел» либо использовать средства на цели, не связанные с исполнением контракта.

Разумеется, об абсолютно тотальном контроле «всего и вся» речь не идет. Периметр банковского сопровождения замкнутым не является, и всегда есть исключения. Первое — это те лица, которые не могут иметь никаких спецсчетов в банке, например, физические лица, которым выплачивают заработную плату, или госорганы, ведомства и учреждения, счета которых открываются в Федеральном казначействе. Второй пул исключений — это те лица, которым нецелесообразно открывать отдельные счета, например, в силу незначительности выполняемых ими обязательств или отсутствия субподрядчиков, монопольного положения либо минимальных рисков нецелевого использования ими получаемых средств. То есть договором банковского сопровождения банка с заказчиком всегда устанавливаются некие ограничения по периметру банковского сопровождения, которые позволяют незначительных поставщиков, либо непосредственных производителей оборудования, либо некоторых монополистов исключить из периметра, поскольку их контролировать заказчики считают нецелесообразным. Также, естественно, не всегда возможно требовать открытия спецсчетов от иностранных контрагентов. Хотя некоторые шаги в данном направлении российские банки уже предпринимают. В частности, с прошлого года Газпромбанк предлагает услугу трансграничного сопровождения контрактов без открытия счетов нерезидентов в России, но это уже требует привлечения иностранных банков-партнеров.

Тем не менее, несмотря на эти исключения, заказчик в целом получает комплексный прозрачный механизм, позволяющий видеть, как расходуются его денежные средства по ключевым направлениям, как происходит формирование ценообразования, контроль наценки всех участников проекта, что в итоге позволяет оптимизировать затраты, снижать риски и гибко управлять бюджетом проекта.

Контрольная работа

В процессе исполнения контракта сопровождающий его банк берет на себя функции контроля всех платежей в рамках определенного заказчиком периметра — как с точки зрения их целевой направленности, так и с точки зрения сумм.

В плане контроля за целевой направленностью режим отдельного счета требует от плательщика предоставления вместе со стандартным платежным поручением ряда обосновывающих документов, предусмотренных договором банковского сопровождения. В обязанности банка при этом входит проверить соответствие назначения платежа условиям заключенного контракта, а также параметрам банковского сопровождения (а они максимально гибкие и позволяют осуществить тонкую настройку), установленным заказчиком. После чего либо провести платеж, либо отказать в исполнении, указав причины этого отказа, то есть то, чем платеж не соответствует режиму работы счета. Существует и третий вариант, когда банк признает платеж спорным и обращается за разъяснениями относительно целесообразности его проведения к заказчику, но он встречается довольно редко.

kak rabotaet bankovskoe soprovojdenie kontrakra

kak rabotaet bankovskoe soprovojdenie kontrakra

В случае несогласия подрядчика с блокировкой платежа он вправе обратиться к заказчику с доводами, почему этот платеж должен быть проведен, и у заказчика всегда есть право по договору банковского сопровождения дать банку указание на любой перевод, даже который не укладывается в стандартный набор разрешенных договором операций. При этом, как отмечают банкиры, типичная доля блокируемых в рамках крупных контрактов платежей — 10–15%. Ряд блокировок носит чисто технический характер, и после исправлений неточностей в документах эти платежи проходят, однако примерно в половине случаев повторного направления платежа в банк вообще не происходит, что может свидетельствовать о том, что порядка 5–7% платежей действительно носят нецелевой характер и они отсекаются за счет использования механизма банковского сопровождения.

Еще одна важная функция банковского контроля в рамках договоров сопровождения — контроль наценки. Заказчик может установить максимальную наценку для своих поставщиков в рамках договоров с ними. Обычно это касается договоров на поставку материально-технических ресурсов, то есть оборудования, комплектующих, товаров и т. п. Когда банк рассматривает платежи поставщика в адрес производителя, он получает документы, которые являются основанием для этих платежей, и из них видит стоимость товара и предоставляет заказчику информацию о наценке. Блокировки платежей при этом не происходит, но данная информация может служить основанием для пересмотра цены контракта с поставщиком, если наценка превышает согласованную заказчиком.

Читайте также:  номер телефона пенсионного фонда невьянск

Комплексное решение

Помимо контроля над движением средств по всем уровням кооперации банковское сопровождение контрактов дает компаниям еще ряд дополнительных возможностей — экономию средств и облегчение доступа к финансовым ресурсам, дополнительный инструмент управления жизненным циклом контракта и общее повышение эффективности работы.

Прежде всего, отметим, банковское сопровождение позволяет сделать движение средств в рамках проекта прозрачным не только для заказчика, но и для самого банка. В случае если этот банк является одновременно и кредитором проекта, для него это означает существенное снижение рисков. А для заемщика, соответственно, снижение стоимости предоставляемых банком финансовых ресурсов, будь то кредитование, проектное финансирование или предоставление гарантий. Сейчас все более распространенной становится практика, когда в предложения о предоставлении банками финансовых продуктов на определенных условиях имплементируются и условия банковского сопровождения.

Еще один фактор — качественная и прозрачная отчетность, которую компания-заказчик может использовать не только в рамках оперативного управления проектом, но и для решения иных задач. Например, при подготовке предложений по планам развития для совета директоров, отчетов перед акционерами или ответов на запросы регулирующих органов. Последнее, в частности, позволяет крупным компаниям снизить налоговые риски.

KMO 120929 02148 1 t218 153203

Начальник Департамента информационных технологий общебанковских процессов Газпромбанка Игорь Ашметков о консолидации

Важна также и маркетинговая составляющая, точнее — возможность сэкономить на затратах на маркетинг и аналитику. За счет того, что банки помимо данных по расчетам формируют и базы данных обосновывающих документов, то есть первичных документов по всей цепочке задействованных в проекте исполнителей (это договоры, спецификации, первичные бухгалтерские документы и т. д.). Получается довольно существенный массив информации, на основании которой компания может самостоятельно проводить исследования — скажем, процесса ценообразования по всем цепочкам исполнения контракта — или же поручить соответствующую аналитическую работу банку, не раздувая собственный штат.

Разумеется, есть и факторы, тормозящие развитие рынка банковского сопровождения контрактов. Не все подрядчики и поставщики захотят работать в условиях столь жесткого контроля (или не захотят работать за те же деньги). Этот аргумент мог бы стать весомым вне зависимости от стоящих за ним реальных резонов. На практике, однако, он постепенно теряет силу: крупнейшие поставщики за годы работы с госзаказом привыкли к такому режиму, когда подтянутся все остальные — вопрос времени. Также следует учитывать стремления заказчиков к жесткой экономии и оптимизации затрат, которые, вероятно, в ближайшее время будут только нарастать в связи с непростой ситуацией в мировой и российской экономике. К другому фактору стоит отнести неготовность заказчиков в моменте отказаться от устоявшихся инструментов снижения рисков — в частности, банковских гарантий. Использование и банковского сопровождения, и банковской гарантии может утяжелить исполнение контракта. Однако и в этом направлении есть позитивные примеры. Как рассказали “Ъ” в Газпромбанке, Минобороны, в частности, уже давно отказалось от требования по банковским гарантиям по контрактам, находящимся на сопровождении, а недавно и ПАО «Газпром» также приняло аналогичное решение по некоторым направлениям деятельности.

Часто звучит и еще один аргумент — данная услуга стоит денег. Обычно ее стоимость может доходить до нескольких процентов от стоимости контракта (для госзакупок — не более 1,15%). Банкиры при этом, правда, утверждают, что финансовая выгода от сопровождения контракта может доходить до нескольких десятков процентов от его стоимости, но на этапе заключения сделки это виртуальные деньги, нужна практика и статистика, чтобы понять, насколько такая экономия реальна. Здесь ситуацию условно можно сравнить с внедрением в повсеместную практику страхования в период его становления как финансовой услуги. Вместе с тем крупные игроки на рынке банковского сопровождения уже давно отказались от комиссионного вознаграждения как основы своего заработка за предоставление данного сервиса и используют остатки денежных средств своих клиентов на отдельных счетах в качестве ресурсной базы.

Источник

Газпромбанк проконтролирует расходы подрядчиков «Газпрома»

755817089384815

«Газпром» с 2020 года ввел банковское сопровождение контрактов со всеми российскими контрагентами, которых выбирает по итогам закупок, сообщил организатор закупок ООО «ППТК» (принадлежит «Газпрому»). Речь идет о договорах подряда и поставках оборудования. Ежегодно «Газпром» тратит на стройку и ремонт большую часть своей инвестпрограммы — почти по 1 трлн руб.

Монополия стала вводить сопровождение еще в 2017 году, заключив договор с Газпромбанком. Сначала речь шла о точечных закупках оборудования «на десятки миллиардов рублей», и тогда у «Газпрома» появились данные, сколько стоит оборудование для его проектов на заводе, вспоминает источник РБК, близкий к компании. В 2019 году банк начал отслеживать и договоры с некоторыми подрядчиками.

Но основные победители тендеров «Газпрома» — «Стройтранснефтегаз» Геннадия Тимченко и Алексея Митюшова (акции в ЗПИФе) и «Стройгазмонтаж» (до ноября 2019 года принадлежал Аркадию Ротенбергу) — никогда не отчитывались о том, кого и за сколько нанимают на субподряд, утверждают два источника, близких к этим компаниям.

С 2020 года «Газпром» будет контролировать все траты, в том числе нового единого подрядчика — «Газстройпром», который должен консолидировать крупнейших игроков на рынке.

Как работает банковское сопровождение

Все участники строек и других контрактов «Газпрома» получают деньги от компании или победителя тендера только на спецсчета в уполномоченном банке и не могут получить деньги, пока не закончат проект. Банк отслеживает все движения средств по цепочке и блокирует «нецелевые расходы», список которых заранее оговорен: это вывод средств через займы и кредиты, благотворительные взносы, покупка акций и векселей, взносы в уставные капиталы, перечисление денег физическим лицам (кроме зарплат и командировочных расходов) и др. Если банк получил заявку на другие спорные платежи, он обращается в «Газпром» за согласованием.

Читайте также:  номер телефона алатырь морг

Но есть исключения: «Газпром» не будет отслеживать операции с госорганами, предприятиями ЖКХ и производителями оборудования. По данным ППТК, «Газпром» также не следит за мелкими исполнителями, чьи услуги стоят меньше 3% цены договора. Но источник в «Газстройпроме» отмечает, что «Газпром» проверяет и небольшие контракты, минимальная отсечка по ним пока не сформирована: «Две недели назад было 1 млн руб., а сейчас — 3 млн руб.».

Кто присмотрит за 1 трлн руб.

«Газпром» не ограничивает число банков для контроля за инвестициями. «Мы открыты для предложений», — заверил РБК его представитель. Но сопровождение газовых контрактов уже начал Газпромбанк (у монополии 46% его акций). «Мы первыми заключили договор на услугу (. ) и, естественно, приложим все усилия, чтобы сохранить лидерство в этой области», — сообщил РБК представитель банка.

Другой сопровождающий контрактов — банк «Россия», знает источник РБК, близкий к группе «Газпром». Сотрудничество уже отражено в отчете банка за 2018 год: сопровождение контрактов заказала минимум одна из «дочек» «Газпром межрегионгаза». Но, вероятнее всего, доля «России» [в услугах банковского сопровождения] будет небольшой — у банка сейчас только несколько проектов с «Газпром межрегионгазом», говорит другой источник РБК, близкий к «Газпрому».

К контролю за стройками «Газпрома» хочет присоединиться и Сбербанк, который финансирует многих подрядчиков монополии, рассказали РБК два человека, близких к обеим сторонам. «У одного банка вряд ли хватит ресурсов для обслуживания всех контрактов, да и непонятно, как отдавать сопровождение в Газпромбанке, если кредиторы у подрядчика другие», — рассуждает один из собеседников. Но, по его словам, пока Сбербанк «только ищет» газовые проекты, на которых «можно попилотировать сопровождение».

РБК направил запросы в десять крупнейших банков. Представитель Сбербанка заявил, что организация «активно развивает банковское сопровождение и обсуждает его реализацию с ключевыми клиентами». Представители ВТБ и Raiffeisenbank отказались от комментариев, остальные, включая банк «Россия», не ответили на запросы РБК.

Сколько заработают банки на сопровождении

Обычно банки зарабатывают на комиссии за сопровождение контрактов, поясняет старший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Владимир Тетерин. Но Газпромбанк работает за символическую плату, «практически бесплатно», уверяет один из собеседников РБК.

Кроме комиссии банк получит дополнительные пассивы и, соответственно, сможет на них зарабатывать: подрядчики и поставщики будут держать остатки по контрактам на его счетах, говорит аналитик Fitch Антон Лопатин. На 1 января общий объем депозитов ГПБ был около 5,2 трлн руб., указывает он.

Газпромбанк сопровождает контракты «Газпрома» уже на 262,5 млрд руб. — эта цифра была опубликована на сайте электронной торговой площадки банка. После запроса РБК в пресс-службу банка эта информация с сайта была удалена. Текущая сумма больше, отмечает один из источников РБК. По информации другого собеседника, объем контрактов на сопровождение «приближается к 500 млрд руб.». Представители Газпромбанка и «Газпрома» отказались это комментировать.

Еще одна потенциальная статья доходов для банков — прибыль от кросс-продаж новым клиентам дополнительных услуг, говорит Тетерин. Аналитики затруднились подсчитать, сколько Газпромбанк может заработать на сопровождении, но, по словам Тетерина, «прибыль может вырасти на миллиарды».

Зачем «Газпрому» контроль за расходами

Нецелевое расходование средств подрядчиками «Газпрома» и организация нелегальных схем с участием топ-менеджеров самой компании неоднократно приводили к судебным разбирательствам и уголовным делам. Например, в 2015 году «Газпром Инвест» принял у подрядчика газопровод до Приозерска длиной 125 км и стоимостью почти 2 млрд руб. Журналисты «Фонтанки» попыталась найти газопровод, но обнаружили только малую его часть (40 км), а вместо оставшейся части трубы — пустую просеку. Было возбуждено уголовное дело.

В 2012 году менеджеры «Газпрома» использовали цепочку фирм-однодневок, чтобы в 12 раз (до 356 млн руб.) завысить стоимость оборудования фирмы Weatherford для проекта «Газпром Добыча Надым», а затем получить повышенный вычет по НДС, указывал в своем решении Арбитражный суд Москвы. Деньги выводились «переводом в офшорные юрисдикции или снятием наличных». Такие же схемы использовались при поставках оборудования из Франции, Австрии и Германии, указывал суд.

Сколько сэкономит «Газпром»

Газпромбанк и «Газпром» отказались сообщить РБК сумму нецелевых расходов, которую заблокировали к началу 2020 года. Но, например, в 2017–2018 годах банк получил заявки на перевод 24,5 млрд руб, а отклонил примерно 20% (на 5,5 млрд руб.). Основная причина: отсутствие или неполный комплект обосновывающих документов. При этом заявки на 545 млн руб. были признаны нецелевыми расходами. Это цифры из презентации Газпромбанка, которая размещалась на сайте электронной торговой площадки банка, но после запроса РБК исчезла. За последние полгода банк заблокировал переводы еще примерно на 1 млрд руб., говорит источник РБК, близкий к «Газпрому».

Введение контроля, как рассказывает один из собеседников РБК, позволило заблокировать, например, попытку перевода бонуса топ-менеджменту одного из подрядчиков сразу после получения первых средств от газовой монополии по подрядному контракту, еще задолго до завершения работ. Проблематичным оказалось согласование транзакций и для «Газстройпрома», утверждают два источника, близкие к «Газпрому» и подрядчику. «У нас все расходы целевые, — рассказывает источник в «Газстройпроме». — Но Газпромбанк не включил в свой специальный реестр компаний (те, которые могут перечислять средства на спецсчета) производственные и сервисные структуры «Газстройпрома», так что компания не может платить некоторым контрагентам». Как поясняет другой источник РБК, у «Газстройпрома» «слишком много компаний», структура взаимоотношений между которыми не до конца понятна ни «Газпрому», ни банку. «Газпром» мониторит своевременность перечисления денежных средств и пока не выявлял случаев нарушения установленных сроков», — прокомментировал РБК представитель монополии возможные проблемы подрядчиков.

Источник